ВЕЛИКАН БЛЕЗ

ВЕЛИКАН БЛЕЗ

Дюжина очень коротких историй,

изложенных

ВЛАДИМИРОМ МАГАРИКОМ

 

Иерусалим, 1996

СОДЕРЖАНИЕ

 

MОНТ-БЛЕЗ

ВОРОН

КАМЕНЬ

ДЛАНЬ

ИМЯ

БЕДА

СОВЕТ

ЖЕРДИ

ПТЕНЧИК

БАЗИЛИО

РОСТ

ПОМОЛВКА

МОНТ-БЛЕЗ

 

На вершине горы Монт-Блез, которая и доныне днём почти упирается в солнце, а ночью – в звёзды, давным давно, во времена великанов, жил-таки великан.

 

Спал великан не на голых камнях, и очагом его было не кострище. Отнюдь! У него был замок, тут, на самой вершине, с огромным камином и вертелом внутри. Замок именовался “Палас Блез”, о чём объявляла надпись на въездной арке, а его владельца звали. как и следовало ожидать, великан Блез.

 

Великан, – это ступенью выше, чем чиновный Господин, но неизмеримо ниже чем Владетельный Сеньор. Свой замок великан Блез пожизненно арендовал у одного анонимного владетельного сеньора, чья родословная простиралась до бесконечности. Права Владетельного Арендатора разрешали именование фронтонов, ворот, путевых указателей и надписей на географических картах. В качестве арендной платы Блез отдавал сеньору мешок сушёных петушьих голов в год. Кончина сеньора не придусматривалась ни Правом, ни Природой, так как у него было несчётное множество потомков.

 

Итак , сам великан Блез был не очень родовит, и это обстоятельство слегка отравляло ему радости жизни. Именно поэтому он не сидел сейчас (то есть давным-давно ровно в полдень) в полутёмном зале у огромного камина, накрыв огромные ступни огромным пледом. Он бы так и поступил, будь он бароном, и, вдобавок, на столе у него стоял бы бочонок трёхсотлетнего арманьяка, а на коленях лежал бы самый увлекательный детектив на свете – Гербы и Родословные.

 

Недосягаемые мечты! Поэтому Блез, молодой, одинокий, в меру несчастный, шатался по округе, ища развлечений, а ещё лучше – приключений.

 

Но хватит болтать! Солнца не остановишь: вот и полдень миновал.

ВОРОН

 

– Кар-р! Кто сказал, что солнца не остановишь? Я попробую, а ты будь свидетелем.

 

– Попробуй, Терни, я буду свидетелем.

 

Ворон Тернити, родословное древо которого было столь же древнее и ветвистое, как Древо Познания, пережил многих, а собирался пережить всех.

 

– Смотри на мой клюв. Куда направлен?

 

– На солнце.

 

– Хорошо. Как я наклонил шею, заметил?

 

– Налево.

 

– Хорошо. Закрой оба глаза, я буду считать. Раз, два, три! Открой оба глаза! Как шея?

 

– Так же, налево.

 

– Хорошо. Где солнце?

 

– Там же, на клюве.

 

– Мы его ОСТАНОВИЛИ, понял, свидетель? Но мне трудно держать его на одном месте. Закрой глаза. Поскорее! Р-раз, два, три! Открой глаза! Где солнце?

 

– На клюве.

 

– Хорошо. Как шея?

 

– Чуть-чуть правее.

 

– Мы снова ПУСТИЛИ СОЛНЦЕ В ХОД, свидетель Блез! Вытаскиваю клюв – р-раз! Он мне скоро понадобится. Пока, свидетель Блез. Гляди в оба, тебя ждут ПР-РИКЛЮЧЕНИЯ.

КАМЕНЬ

 

Блез проследил взглядом, как ворон кругами набирал высоту.

 

– Трах-тах-ТАХ! – вдруг раздалось сверху. Каждый горец от гнома до великана знает, что это значит: одинокий камень или даже начало камнепада. Блез не тратил время на рассуждения: он прижался к скальной стене под защиту уступа.

 

– ТАХ-тах-трах!

 

Камень ударился об уступ, описал дугу и ушёл вниз, в ущелье. Блез застыл на месте, прислушиваясь, не идёт ли другой, но услышал голос:

 

– Боже мой, вода! Не стойте же, помогите, сударь!

 

Блез сделал шаг-другой вниз и оказался по колено в воде

По дну ущелья бежал поток, а над потоком была пробита тропа для тех, кто хотел сократить путь из предгорья в загорье. Теперь камень – по нашим меркам это был обломок скалы – запрудил низ, и вода быстро прибывала.

 

Над водой, на валуне, теряя силы от ужаса, сидела девушка. Поток ревел, словно голодный тигр в джунглях, ближе и ближе; и вот – конец всему – истекающая слюной пасть!

 

Где-то наверху совсем недавно была видна (или показалось?) голова великана. Да что с того: великаны велики, как скалы, а глухи, как стены. Не услыхал. Какую прочесть молитву, моление о чуде или заупокой МОЕЙ души?

 

– Б-Б-Боже иже еси на Небеси…

ДЛАНЬ

 

Так вот что такое чудо! Это рука помощи в виде огромной, с дедушкино кресло, длани, сложенной ковшом.

 

Девушка подобрала юбку, прыгнула и уселась в самой серёдке теплой, хоть и жёсткой, плоти.

 

– Ах! – и она вознеслась, как ей почудилось, под облака До облаков оказалось куда как далеко, но зато пред нею заклубился огромный лик: лицо то ли Давида, то ли Голиафа.

 

Рот, обрамлённый русой бородой и усами, открылся, и послышалса голос, не то чтобы очень низкий, а скорее глухо-таинственный, как из погреба, когда дедушка говорит оттуда: “Прими бутыль” или “Подай стремянку”.

 

– Потерпите, (м-м?) мэм, пока я не выберусь из Чёртова Ущелья.

 

Чёртово Ущелье – так действительно называлось это чёртово место.

 

Ещё и ещё вверх и вниз, как на ярмарочных качелях. Не будь ярмарочного опыта, пришлось бы упасть в обморок от одной только новизны ощущений.

 

– Уф-ф! Тут нам, кроме ос, как будто ничего не грозит.

 

Длань опустилась посреди луга – цветущего, пахучего, звучащего, как оркестр в антракте, всеми голосами сразу и вразнобой.

 

– Вы не боитесь ос, (м-м?) мэм?

ИМЯ

 

Гигант, примяв арпан разнотравья, лежал на животе, подперев голову руками. Девушка подобрала колени под юбку и сидела в некотором отдалении среди маков.

 

Будь великан Блез бароном, то он знал бы наверняка, что сказать спасённой им девушке. Увы, он не барон: придётся обойтись импровизацией.

 

Блез приоткрыл было рот, но звонкий голос (щенячий, подумал Блез) опередил голос из погреба:

 

– Вы спасли мне жизнь, великан Блез! Не знаю даже, как благодарить. Да благословит Вас Господь!

 

– Вы знаете, как меня зовут, (м-м?) мэм? Мы где-то встречались? Тогда прошу прощения…

 

– Меня зовут Лиз Эльсинор. Мне рассказывали о Вас, сударь, и я рискнула назвать Вас, не спросясь Угадала?

 

– Да, я Блез. А Вы, стало-быть, барышня Эльсинор. Эльсинор! Эль-си-нор!!

 

Новость поразила его в самое сердце. Не было более знатного имени, не то что в округе, а, пожалуй, от Норвежского до Ирландского моря. Замок и многое другое были, правда, потеряны, но не меч и лев на червлёном поле.

 

И эта… этот птенчик– всё, что осталось от грозной династии воителей и флибустьеров.

БЕДА

 

– Блез… Могу я Вас называть Блез? Близкие зовут меня Лель. А Вы приобрели сегодня права кровного родства. Так говорит обычай, не правда ли?

 

– М-м…

 

– Лель! Только так, Блез: Лель!.. Ай, что это? Ай! Не стойте же, помогите, сударь!

 

Блез вытянулся и вырвал, стараясь расслабить пальцы, ком земли вместе с ростком в виде барышни Эльсинор. Чёрно-жёлтая козявка (а для взора барышни – змея!) извивалась между ладонью и ногтем.

 

Ворон, что ли, накаркал? Беда!

 

Блез вскочил на ноги. “Ещё есть время… Время ещё есть…”– шептал (ему казалось), гремел (казалось твари лесной) Блез на бегу.

 

Пока Блез летит (хоть и с громовым топотом) к своему замку быстрей стрелы из арбалета, есть некоторое время для пояснений.

 

Великан Блез был одинок, но жил в замке не один. Его слуга, то-есть повар-садовник-брадобрей, короче, валет, почти не отлучался из замка. Кто, однако, рискнёт служить у великана? Кто сумеет?

 

Так это и оставалось проблемой, пока в своих охотничьих вылазках Блез не достиг реки Замбези. Гиппопотам (животное-великан) плыл против течения наподобие субмарины. Виднелись только ноздри, бугры глаз да темя – и там этаким коммодором Перси расположилась птичка малая лесная.

СОВЕТ

 

– Кар-р! Пр-ривет пилигр-риму!

 

Скорым шагом гренадёра Блез возвращался из своего Африканского похода.

 

– Терни! Старина!

 

– Видел птичку?

 

– Ты о чём?.. Скажи, Терни, как ты читаешь мысли?

 

– Гр-ромадный опыт! И бедное меню. Ты, значит, ищешь слугу и думаешь о гномах. Здраво. Бр-раво! Валет при БОЛЬШОМ человеке должен быть МАЛ!

 

– Как птичка малая лесная!

 

– Бр-раво! Но…

 

– Но? – энтузиазм великана Блеза сменился беспокойством.

 

– А вдруг на него наступят? Он так мал! Ор-решек! Хр-руп…

 

– Ну, Терни!

 

– Случайно, в темноте…

 

– Я буду глядеть под ноги, Терни. И не гасить свет.

 

– Ты, однако,  добр. И неисправим. Это ОН должен глядеть! В ОБА! Остальное шопотом. Замечаешь – в кустах колпак.

ЖЕРДИ

 

Назавтра Палас Блез принимал небычных гостей. Охотники с догами (людских размеров) были наняты в помощь. Очередь гостей напоминала питона-великана: голова упиралась в двери каминной залы, а хвост терялся в лесах у подножья Монт-Блез. Гостей этого сорта – ростом с кота на задних лапах, с колпаками на лопоухих головах – стены Палас Блез видели впервые.

 

– Следующий!

 

Очередной гость делал два шага вперёд и оказывался нос к носу с догом. Дог принюхивался и рычал.

 

– Ты уже был здесь, старина! Выход здесь! Следующий! Ага, новенький! Милости просим. Видишь десять жердей? Пролезь под каждой. Сумеешь – берём. Застрял или не успел – свободен. Времени нет, считаю до десяти. Раз!..

 

Так великан Блез, следуя вороньему совету (“главное – изворотливость”), выбирал себе валета. Десять жердей, понижаясь по высоте от полу с фута до пяди, составляли пролаз. Как правило, претендент застревал под восьмой-девятой.

 

– Дагеш! Помоги ему!

 

Дог прыгал, брал претендента за штаны и выносил в зубах за ворота.

 

Час проходил за часом. Очередной гость застревал или убирался сам. Великан Блез стал приучать себя к мысли, что он пал жертвой грандиозного розыгрыша и опозорен на веки вечные.

ПТЕНЧИК

 

Вошёл гном в ботфортах. Повыше других, нахал.

 

– Раз… Два… Три…

 

Гмом скакал, пригибаясь, до пятой жерди. Тут он выпрямился, трахнул жердь сапогом, поднял обломки над головой, кинул в стороны и шагнул вперёд.

 

– Шесть (БАХ), Семь (БАХ), восемь (БАХ), девять (БАХ), десять (БАХ).

 

Как это понимать? Каркнул за окном ворон.

 

– Эй! Поди сюда! Как тебя зовут?

 

– ЭЙ. ПОДИ-СЮДА. ВСЕ-НАВЕРХ. Как хотите, так и зовите – не ошибётесь.

 

Каркнул за окном ворон.

 

– Ага… Поди, объяви: приём окончен.

 

…То было эвон когда, а сейчас великан Блез ворвался в ворота своего замка с протянутой рукой, как нищий:

 

– Это последняя ЭЛЬ-СИ-НОР. Птенчик… Скажи, есть ещё время? Время ещё есть?

 

– Отойдите, хозяин, дайте взглянуть. Не подходите, хозяин. Уйдите хозяин, время ещё есть.

БАЗИЛИО

 

Давным-давно. Полночь. “У-у!”, “Карр!”– это за окном. Топ-топ-топ – это по ходам-переходам замка. Пылает камин. Тень хозяина множится на потолке.

 

– Палас Блез… Нет, это Вертеп Блез! Эй, как у вас там?

 

– Послушайте сами, хозяин. Нет, не подходите, хозяин.

 

И великан слышит, наконец, тонкий (щенячий!) голос:

 

– Блез… Могу я Вас называть Блез? Домашние зовут меня Лель. Только так, Блез: Лель!.. Ой, кто это, дьявол? Нет, слишком мал и смешон. Ты кот Базилио? Не отвечай, ты – Базилио! Отстань, я не пью касторки! Куда ты лезешь, котище, зачем?

 

– Укол, барышня. Ма-аленький, сладенький укольчик. Совсем не больно!

 

– УКОЛ? Я не дам колоться! Помогите! Помогите хоть Вы, сударь!

 

– Брысь, братва, она уже здорова. Подойдите, хозяин.

РОСТ

 

Блез сидел в позе Пана среди скал.

 

– Послушай, Терни, тени то удлиняются, то укорачиваются. А люди так могут?

 

– Кар-р, вот ты о чём! Люди, звери, птицы, камни – все могут. Показать?

 

– Покажи, Терни! Буду свидетелем.

 

– Хоть на себе самом! Увеличиваться или уменьшаться?

 

– Сначала одно, потом другое.

 

– Нет, только, одно. Мне некогда. Выбирай! Ну?

 

– Увеличься, Терни.

 

– Закрой, глаза. Прикрой один глаз рукой. Хорошо! Раз, два, три! Открой один глаз! Ну, как?

 

– Ты похож на орла с герба Польши.

 

– Я так хотел.

 

– У тебя уже две головы, Терни! Может, хватит?

 

– Погоди ты. Просто я верчу головой. Оптика. Смотри, я расту!

 

– Не разевай клюва!

 

– Кар-р, на бойся. Ты мне не по вкусу. Гляди, я всё расту. Я проглотил мамонта! Я проглотил Камчатку! Я проглотил Польшу! Сейчас проглочу Персию! Ох, что это, резь в желудке? Хватит с меня величия, можно подохнуть. Закрой глаз! Скорее! Раз, два, три! Смотр-ри, я вор-рон!

ПОМОЛВКА

 

– Да! Да! С первой секунды – да! – так сказала Лель Эльсинор в ответ на немой вопрос в глазах великана.

 

– Нам надо будет обвенчаться, Лель.

 

– Конечно, как же иначе. И род Эльсинор не угаснет, ты это хотел сказать?

 

– И обменяться кольцами. М-м… некоторые трудности. Смотри, вот моё фамильное кольцо. Что ты с ним сделаешь, набьёшь на бочонок? А твой перстенёк… Из сотни таких можно сделать мне цепочку. Ты понимаешь меня?

 

– Понимаю. Продолжай, милый, мне стало интересно.

 

– Так вот, Терни может…

 

– Да, знаю! Увеличиваться или уменьшаться? Мне некогда! Выбирай, ну?

 

– Увеличиваться!

 

– Мне?! У меня такой миленький маленький носик! Милые маленькие ножки! Я ношу туфли “кроха-тайни” от куда как дорогого сапожника. И всё – коту под хвост? Нет, нет и нет!

 

– Тогда я уменьшусь, дорогая…

 

– Погоди, куда ты гонишь? Моё кольцо – это моя забота. А твоё – ну, твой вечныи друг Терни и наш семирукий Базилио – они помогут, в конце концов!

 

– Дорогая, я заболеваю от мысли о твоих заботах. Давай жить без забот!

 

– Итак, кем ты будешь? Барон? Боксёр? Портье? Премьер? Фи, отойдите от меня, сударь!.. Блез, пойми, ты

– ВЕ-ЛИ-КАН! Быть невестой ВЕЛИКАНА! Ах, можно умереть!.. Я вправду умираю! Стул! Нет, кресло! Не стойте же, помогите, сударь!

 

Advertisements